Майами
Объявления
Деловой Майами
Работа
"Русский город"
Медиа
Общество
Развлечения
Иммиграция
English
Портал русского
Майами
Читайте статьи различной
тематики на нашем сайте
Портал русского
Майами
Читайте статьи различной
тематики на нашем сайте
Главная О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
МЕНЮ

Хрупкий бизнес Веджвуда

Автор: Евгений Корягин

Этого мальчика обидели: в девять лет он вынужден был оставить обучение и пойти работать. Это же явное нарушение конституции. Но нужно уточнить: дело происходило в Великобритании в ХVIII веке. И начал он работу на семейной фирме. Звали этого мальчика Джозайя Веджвуд. Именно он впоследствии выведет британскую керамику на мировой уровень.

Родился Джозайя Веджвуд в 1730 году в графстве Стаффордшир. Это традиционная область британских керамистов, здесь многие занимались керамикой, благо глину для этого не нужно было везти издалека. Когда мальчику было девять лет, скончался его отец. Джозайя вместе со старшим братом Томасом унаследовал керамическую мастерскую, ставшую для него и школой, и работой. После того как Джозайя переболел оспой, колено правой ноги у него ослабло и он не мог нормально работать с гончарным кругом.

Брат Томас знай себе гнал продукцию, не задумываясь об усовершенствованиях или об улучшении керамики. Но Джозайя как раз был увлечён поиском новых технологий. Он начал работать с другими керамистами и наиболее успешно с Томасом Уилдоном. В 1759 году Джозайя сделал свою первую знаменитую вещь – он получил знаменитую зелёную глазурь. Сколько усилий это потребовало, сколько научных трудов освоено – трудно себе представить. Состав глины, добавок, состав глазури, технология обжига, поиск состава для создания нового продукта. Но какая же красота! Если изделие напоминает капусту или ананас, глазурь своим глубоким цветом и бликами подчеркивает форму.

Надо сказать, что родился Веджвуд в нужное время. В том смысле, что развивающаяся Англия, немного успокоившись в социальном плане, как раз начала пить чай. Чаепитие превратилось в некий символ благополучия нации, чай полюбили все классы общества. Сравнительно недорогие чайные сервизы стали основным предметом производства керамистов Стаффордшира. А чайный сервиз – это не только чашки и блюдца, это чайники, сахарницы, молочники. Эту продукция требовалась и среднему классу, и ниже (аристократия-то предпочитала либо китайский фарфор, либо фарфор Мейсена и Севра, но на всех дорогого фарфора не напасёшься). Эту нишу и занял Джозайя Веджвуд, стараясь при этом получить материал не слишком дорогой, но качественный.

Он усиленно работает с материалами, ищет лучшее сырье, чтобы повысить качество изделий. Совершить рывок на рынке керамики Веджвуд сумел благодаря работе с кремовой фаянсовой массой – это фаянс «цвета сливок». В 1765 году Веджвуд преподнёс королеве Шарлотте, супруге Георга III, чайный сервиз из этого фаянса. Той настолько понравился сервиз, что теперь этот фаянс стали называть королевским.

Веджвуд использовал теперь глину, привозимую с юго-запада Англии. Это означало, что можно было вести обжиг при более высоких температурах, почти как фарфор, и изделия получались более тонкими и более прочными. Веджвуд изобрёл ещё и прибор для более точного замера температуры в печи. Когда-то не доучившийся в школе Джозайя Веджвуд теперь был избран членом Королевского научного общества – высшая награда за его научные достижения.

Королевский фаянс Веджвуда нашёл дорогу и в Россию, Екатерина II заказала совершенно роскошный сервиз. В то время архитектор Юрий Фельтен строил по заказу императрицы Чесменский дворец, и возводился он в местности с финским названием Кекерекексинен, по-нашему – «лягушачье болото». Сервиз был заказан на 50 персон количеством 1208 предметов, 944 для обеденной церемонии, а 264 – для десертной. Столовая часть сервиза имела обрамление из дубовых листьев, а десертная – из листьев плюща.

К тому же императрица возжелала, чтобы на предметах были показаны виды Англии: «Хочу, чтобы вся Англия была у меня на столе!». В сервизе больше тысячи изображений – парки, величественные особняки, руины, сады и садовые павильоны, старинные здания, монастыри, церкви, сельские пейзажи и даже изображения ранних индустриальных сцен. Объём выполненной графической работы впечатляет. Веджвуд пригласил для росписи сервиза известных художников, включая Джона Флаксмана, с которым он работал уже не впервые. Были среди приглашённых и художники-любители «из хороших семей», давшие интересные образцы изображений. Говорят, что лягушку на столовых приборах придумала сама Екатерина.

Веджвуд был большим мастером рекламы. Перед отправкой сервиза в Россию он устроил выставку в Лондоне. Успех был необыкновенный, но некоторые лендлорды остались в обиде, потому что их замки были не слишком масштабно представлены в росписях сервиза. После этого сервизы заказали себе Ватикан, Белый дом и некотрые монархи.

С 1770 года Веджвуд в партнерстве с Томасом Бентли работает наконец-то в собственной мастерской. Ему удалось купить участок земли недалеко от городка Сток-он-Трент, в поселке, который он назвал Этрурия (так он позже назовёт и фирму).

Одним из самых значимых прорывов стало создание Веджвудом «яшмовой» керамики. Это название показывает прочность изделий, сравнимую с камнем. Добавка карбоната бария в смесь для приготовления фаянса дала возможность получать разные цвета керамики: белый, чёрный, синий, серо-зелёный, темно-зелёный, розовый и жёлтый – это зависело от добавки окисла металла. Голубой цвет стал фирменным цветом Веджвуда (Wedgwood Blue). На цветное изделие красиво накладывался белый рельеф.

Было бы странно, если Веджвуд и Бентли вдруг упустили возможность делать из керамики ещё и украшения. Это, конечено, не камея, вырезанная из камня с разноцветными слоями, но контрастные слои керамики тоже дают интересный эффект. Такие камеи Веджвуд выпускал в большом количестве. В 1773 году он опубликовал каталог из 285 названий, потом каталог вырос до 2000 названий: это были портретные камеи, печати, броши, пуговицы, мундштуки. Этой практике Веджвуда последовали и фарфоровые предприятия Севра и Мейсена. Продолжили её и наследники Веджвуда уже в ХХ веке (свадьба Чарльза и Дианы).

Добавив в яшмовую массу марганец, Веджвуд получил фаянс глубокого чёрного цвета. Он назвал этот материал «этрусской землёй», а потом появился термин «чёрная базальтовая масса», или просто «базальтовая». Именно этот материал Веджвуд использовал для создания копии знаменитой тогда в Англии античной Портлендской вазы. Четыре года бился он, совершенствуя массу. Наконец в 1790 году он смог представить копию вазы королеве, а потом сделал ещё 24 копии.

Строго говоря, копия Портлендской вазы создавалась не столько для продажи, сколько для самоутверждения: вот, мол, что умеет наша фирма! Ведь мог бы остаться Джозайя Веджвуд «одним из многих» мастеров фаянса в Стаффоршире, а стал самым выдающимся. В Сток-он-Тренте ему даже поставлен памятник. Как писал один русский путешественник, едучи из Лондона или Парижа в Санкт-Петербург, можно было встретить посуду Веджвуда в любом придорожном трактире, и в то же время она была предметом вожделения королей.

Посуда Веджвуда в России была не только на императорском столе. Когда министерство финансов ввело ограничения на импорт, потребители жаловались: «Давно ли ещё мы покупали прекраснейший Веджвудов фаянс по два рубля за дюжину тарелок? А нынче за дурной платим шесть рублей и дороже, за то, что свой». Правда, надо сказать, что, ориентируясь на Веджвуда, наладили выпуск недурственного фаянса Гарднеры, Горбуновы, Попов, Кузнецов. Но это уже после Веджвуда. Создатель «Этрурии» скончался в 1795 году, в это время он был четвёртым по состоятельности человеком в королевстве.

Затем до 1968 года фирмой управляли наследники Веджвуда, и даже Великую депрессию прошли вполне успешно, без потерь. Фаянс был значимой статьёй в британском экспорте. Но в конце прошлого века к управлению начали приходить «эффективные менеджеры» и производство пошло на убыль. Фирма объединилась с ирландским производителем хрусталя Waterford Cristal, образовав компанию Waterford Wedgwood. К успеху это не привело. Ввели внешнее управление, переносили производство в Китай и в Малайзию. В 2015 году активы были приобретены финской компанией Friskars (при чём тут фаянс?). К сожалению, так же тихо в России «загнулись» Гжель, Гусь-Хрустальный, Федоскино, Хохлома, Палех, дымковская игрушка. А от Веджвуда остался музей, открытый при фабрике фаянсовой посуды.