Майами
Объявления
Деловой Майами
Работа
"Русский город"
Медиа
Общество
Развлечения
Иммиграция
English
Слушайте радио Русский Город!
Портал русского
Майами
Читайте статьи различной
тематики на нашем сайте
Портал русского
Майами
Читайте статьи различной
тематики на нашем сайте
Главная О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
МЕНЮ

Дарья Клишина: 'Я ни на что не жалуюсь'

Автор: Светлана Зернес, Дмитрий Горошин

В Атланте, в нашем олимпийском городе, живёт и тренируется звезда лёгкой атлетики Дарья Клишина – вице-чемпионка мира по прыжкам в длину, двукратная чемпионка Европы в помещении, рекордсменка России среди юниоров. Обладательница не только спортивных титулов, но звания «самая сексуальная спортсменка», лицо крупнейших мировых брендов. Дарья была единственной российской легкоатлеткой, которую допустили до Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро в 2016 году.

Впервые в журнале «Русский город» – эксклюзивные ответы и заряд мотивации от Дарьи Клишиной.

Дарья, как вы оказались в Атланте? Ваша жизнь в США началась именно здесь?

– После отъезда в США я первые четыре года жила во Флориде, так как тренировалась в академии IMG в Сарасоте. Потом наш тренер переехал в Джорджию, и мы должны были последовать за ним. Так я и оказалась здесь. Я тренируюсь с Дуайтом Филлипсом, олимпийским чемпионом по прыжкам в длину, который был ассистентом у моего первого американского тренера Лорена Сигрейва. Лорен сейчас в Бангкоке, тренирует сборную команду Таиланда.

Чувствуете ли вы себя здесь комфортно? Какие видите плюсы и минусы Атланты?

– Главный плюс, который я сразу заметила, – это, конечно, большое количество лесов. Здесь очень зелено. Я живу в спокойном районе и даже чувствую, что лучше сплю, потому что здесь тишина и чистый воздух. А минус... Наверное, это большие расстояния. Когда я жила во Флориде, могла буквально за пять минут добраться туда, куда мне нужно.

Как вы познакомились с вашим первым американским тренером?

– В 2011 году я подписала контракт с ведущим агентством IMG, которое занимается спортивным маркетингом, и оно предложило мне попробовать потренироваться в Америке и посмотреть, насколько мне это подойдёт. Меня направили в академию IMG, которая связана с агентством (поэтому она была самым логичным местом, куда меня могли направить), и как раз там работал Лорен Сигрейв. Я считаю, что он один из лучших тренеров в Штатах, он дал мне очень многое.

Не могли бы вы сразу прокомментировать волнующую многих ситуацию с лишением России права участвовать в международных соревнованиях на четыре года?

– Мы, легкоатлеты, находимся в такой ситуации ещё с ноября 2015 года, и некоторым образом уже привыкли и смирились. У нас уже нет таких бурных отрицательных эмоций, но факт остаётся фактом: мы всё ещё без флага, и никто не знает, когда нам его вернут и когда мы сможем слышать российский гимн, завоёвывая медали. Конечно, это прискорбно и обидно. Сейчас мы находимся в полном неведении, не имеем никакой информации. У Всероссийской федерации легкой атлетики сейчас нет президента, есть только исполняющий обязанности, и мы даже не знаем, какие кандидаты будут рассматриваться. То есть неизвестность полная, и это, наверное, самое сложное.

Каким образом это может коснуться лично вас? Планируете ли вы участвовать в Олимпиаде в Токио?

– У меня есть нейтральный статус, полученный в 2016 году. То есть моя ситуация лучше, чем у других легкоатлетов, не имеющих на данный момент никакого статуса, мне не нужно проходить через процедуры, которые связаны с подачей заявки раз в полгода. Тот факт, что я живу и тренируюсь в Америке, и был главным аргументом в пользу моего нейтрального статуса. К Олимпиаде в Токио уже начала готовиться. Обычно летние Игры проходят ближе к концу августа, а в этот раз они запланированы довольно рано, и наши соревнования пройдут 2 и 4 августа, так что уже готовимся.

Как вы думаете, не может ли сложившаяся ситуация привести к оттоку спортсменов из России?

– Думаю, что вряд ли. Даже может случиться приток людей в спортивные секции. В других видах спорта ситуация на данный момент не такая плачевная, как в лёгкой атлетике, и туда может быть приток.

– Допускаете ли вы, что в обозримом будущем будете выступать за США?

– Нет, такого не случится. Даже если рассматривать вариант, что и в дальнейшем я буду жить не России (и не важно, в США или в какой-то другой стране), я не думаю выступать за другую страну или менять гражданство.

Чем для вас Америка лучше России и наоборот?

– Россия всегда будет оставаться моим домом. Я безумно рада приезжать туда, чаще всего это бывает летом. Это моя родина, и мой менталитет не поменяется. Тренироваться в США мне нравится, но есть и вещи, которыми я здесь не очень довольна, хотя и закрываю на них глаза. Это, в основном, касается моментов, связанных с тем, что необходимо иметь определённые страховки, строить кредитную историю – к этому мы в России не привыкли. В наших привычках – по возможности до последнего жить без кредитов. У меня негативное отношение к кредитам как к чему-то плохому, но в США это обычное дело. Просто смотрим на это по-разному. В Америке мне нравится приветливость людей, когда можно сделать комплимент незнакомому человеку, но если я так начинаю вести себя в России, то люди этого воспринимают странно. Там они больше как будто бы в своей «коробочке». Но мне бы хотелось, чтобы они были более открытыми: если ты лишний раз кому-то улыбнёшься, то поднимешь настроение и себе, и другому.

Откуда могли пойти все эти газетные заголовки из разряда «променяла Россию на США»?

– Наверное, это началось даже не тогда, когда я переехала в США, а когда пошёл тот бум с Олимпийскими играми в 2016-м. Люди, не имеющие отношения к спорту, не знали ситуации изнутри и даже не хотели углубляться в детали. Меня называли предательницей, и никто даже не рассмотрел тот момент, что я выступала на той Олимпиаде под российским флагом! Примерно через год эта волна утихла, и мнения развернулись в обратную сторону. Стало гораздо больше доступной информации, и люди могли уже составить более взвешенное мнение на этот счёт.

Тогда, в 2016 году, до последнего не было известно о вашем допуске или недопуске на Игры. Сложно даже представить, что вы чувствовали...

– Да, ситуация решалась в последние 24 часа перед Олимпиадой. Перед этим я, действительно, жутко нервничала, потому что знала, что нахожусь в хорошей форме и могу бороться за медали, но из-за этих событий не могла даже выполнять свои обычные упражнения на тренировке. Просто не могла сфокусироваться, все мысли были об одном: попаду я на Игры или не попаду? И на олимпийский стадион я вышла полностью обессиленной, у меня тогда не получилось показать тот результат, который мог бы быть. После этого у меня вообще были мысли о том, чтобы взять перерыв и не выступать какое-то время. Но вместе с этим, всё же оставалось желание реализовать свою физическую форму, которая была достигнута.

Как ваши близкие отнеслись к тому, что вы решили тренироваться в США?

– Они все меня поддержали. У родителей я единственный ребёнок, и даже была удивлена тем, что они не высказывали возражений, а поддерживали моё решение. Но надо сказать, что я начала жить самостоятельно ещё в 13 лет, когда переехала из Твери в Москву и тренировалась там. Так же и в этот раз. Они понимают, что здесь я могу как-то развиваться дальше.

Вы в свое время начинали в волейболе. Почему перешли в индивидуальный спорт из командного?

– Некоторое время я совмещала одновременно и волейбол, и лёгкую атлетику, и ещё нужно было заниматься в школе, поэтому однажды просто пришлось сделать выбор. Родители тогда тоже дали мне свободу выбора, и я очень благодарна им за это. Это было полностью моё решение, они даже не намекали. А выбор пал на индивидуальный вид спорта, потому что в командном уже имелся некоторый опыт, который меня расстраивал: я замечала, что не все участники команды готовы выкладываться по полной, бороться до последнего. Во мне это вызывало разочарование... А сейчас с удовольствием могу поиграть в пляжный волейбол, это хорошая моральная разгрузка.

А какие основные отличия есть в тренировочном процессе в России и в США?

– Отличия очень большие, и мне понадобилось полтора-два года, чтобы перестроиться. Американский тренер сказал мне, что у меня хорошая техника прыжка, а вот что касается разбега – над ним надо поработать. Приходилось «ломать» себя и свою мышечную память, а это довольно сложно.

Какие слагаемые должны сойтись, чтобы прыжок получился удачным?

– Очень важно хорошее попадание на планку. Если мы говорим не только о технике, но и об удаче, то желательно, чтобы повезло с направлением ветра. Иногда бывает даже так, что предыдущая спортсменка прыгнет с попутным ветром, а во время твоего прыжка он окажется в лицо. Это влияет на скорость. Кстати, очень необычно прыгать в высокогорных местностях, где тело становится легче, но при этом тебе кажется, что нечем дышать (это интересное ощущение: тебе вроде бы тяжело, но ты всё очень круто делаешь и можешь улучшить свой результат). Поэтому соревнования серьёзного уровня на высокогорье никогда не проводятся.

В прыжке есть красивая часть – «фаза полёта». Вы и в самом деле чувствуете себя как в полёте?

– Это достаточно короткий промежуток времени. Но во время него мы чувствуем, хороший получается прыжок или нет. Когда мы приземляемся, то не можем сказать с точностью до сантиметра, куда приземлились, но точно знаем, удался ли прыжок.

О вас пишут, что вы с детства очень упорны. Это качество вы всегда в себе ощущали или вас этому учили?

– Это, видимо, природное. Но занятия спортом вообще очень дисциплинируют, и они ещё больше развили во мне это качество. Иногда даже хотелось бы, чтобы этого было поменьше – там, где дело не касается спорта. Я могу, например, очень упорно спорить!

Какие у вас любимые места в Атланте (где вас можно встретить, если это, конечно, не тайна)?

– Никакой тайны нет: мне нравятся Пидмонт парк, Ботанический сад – всегда с удовольствием там гуляю в хорошую погоду. Стоун-Маунтин Парк тоже очень понравился. Я просто люблю природу и отдыхаю больше всего тогда, когда нахожусь ближе к ней.

Ваш инстаграм очень популярен. Кто его ведет – вы лично?

– Да, я сама его веду, но, кажется, плохо это делаю, очень мало времени есть на всё это. В моём инстаграме больше неспортивных фото, чем спортивных, потому что во время тренировок совсем не до того. Но у кого-то может складываться ощущение, что я ничего н делаю и веду гламурную жизнь.

Отвечаете ли вы пользователям, удается ли игнорировать хейтерские комментарии?

– Я не читаю все комментарии до единого, но иногда отвечаю – зависит от того, о чём будет сообщение. На хейтерские комментарии не реагирую никак, у всех есть право на своё мнение.

Вас не беспокоят любители сталкинга? Не приходилось ли обращаться в полицию?

– Было несколько ситуаций, когда приходилось с охраной приезжать на соревнования. Это было неприятно. До обращения в полицию не доходило, но к охране стадиона обращалась. А начиналось всё с сообщений в соцсетях... Поэтому я стараюсь отвечать там очень аккуратно: некоторые люди расценивают обычную вежливость как нечто большее.

С какими крупными брендами у вас были и заключены рекламные контракты?

– Самое долгое сотрудничество у меня с фирмой Nike – уже более 10 лет. Есть контракты с косметическими фирмами. Вообще сейчас хотелось бы уйти от спортивного больше к чему-то красивому, прежде всего, потому что я женщина, а уже потом спортсменка. Спорт занимает в данный момент огромную часть моей жизни, но надо подумать и о том, что будет после спорта. Могу сказать, что в роли тренера я себя в дальнейшем не вижу скорее, в роли агента или консультанта. Ко мне уже сейчас обращаются за консультациями по дизайну спортивной обуви – какой она должна быть.

А вас не привлекает модельный бизнес?

– Вообще у меня когда-то был выбор между спортом и модельным бизнесом, я всегда была высокой и худой, и меня приглашали модельные агентства. Сейчас я принимаю участие в съёмках в рамках рекламных контрактов, но это не то, чем я хотела бы постоянно заниматься.

Ваш стиль в повседневной жизни – какой он?

– Обычно я стараюсь, когда есть возможность, не носить спортивные вещи. Хочется отдохнуть от них и надеть платье и каблуки, распустить волосы, сделать макияж. Я не могу даже прийти накрашенной на тренировку, потому что кожа должна дышать (хотя некоторые девушки так делают).

Пишут, что ваш день начинается с оранжевых продуктов на завтрак. Это правда?

– Про меня так пишут? (Смеётся). Нет, я о таком даже не слышала. Из оранжевого люблю только грейпфруты, ну ещё мандарины к Новому году... В целом я стараюсь не есть мучного и сладкого (заменяю сладости фруктами), а также отказываюсь от гарниров. Но мне нравится паста твёрдых сортов, я могу её себе приготовить, если хочется.

А вы сова или жаворонок?

– Сова! Всегда приходится с собой бороться. Но тренер это понимает и идёт мне навстречу, когда возможно.

Как вы отдыхаете, расслабляетесь?

– Лучше всего отдыхаю, когда сплю! Но также у меня много времени занимает обязательное восстановление от тренировок, которое я не считаю отдыхом. Например, езжу на массаж и пилатес – это помогает со спиной и с растяжкой.

А успеваете ли читать и какое чтение любите?

– У меня бывают периоды, когда я читаю одну книгу за другой. Они могут быть разных жанров, но в основном это что-то лёгкое, для настроения. Многое читаю по психологии: мне это не только интересно, но и необходимо, потому что ментальная часть спортивной подготовки не менее важна, чем физическая.

У вас отличный английский, как вы его учили?

– Я всё время пытаюсь его улучшить и считаю, что уровень всё равно недостаточно хороший. Хотя я могу давать интервью на английском, но хотелось бы расширять словарный запас в некоторых областях, которых редко касаюсь. В 2013 году, прилетев в США, я не говорила вообще, поэтому стала брать индивидуальные занятия несколько раз в неделю, потом ходила в языковую школу, где было полное погружение. Это было непросто, но действительно помогло.

Отказываете ли вы каким-нибудь изданиям или журналистам в интервью?

– Нет, такого не было, у меня нет антипатии по отношению к какому-либо СМИ. Однажды была ситуация, когда вышло интервью – и в нём было всё с точностью до наоборот по сравнению с тем, что я говорила. Вот с этим человеком я бы не стала больше работать. Но я не могу отслеживать всё, что обо мне пишут, и кроме того, взяла себе за правило не делать какого-то поиска по новым интервью и не проверять их после того, как интервью согласованы. Есть вопросы, на которые я принципиально не отвечаю – это касается личной жизни. О ней я намеренно не распространяюсь. Слишком большая часть моей жизни и так у всех на виду, и хотелось бы сохранить хоть что-то.

Какой самый нелепый слух вы о себе слышали?

– Это то, что я услышала сегодня – об оранжевых продуктах на завтрак! (Смеётся).

Что означает ваша татуировка?

– У неё нет специального значения – это цветок, рисунок достаточно женственный. Я специально сделала её в таком месте, чтобы она не была видна даже в спортивном купальнике. То есть чтобы она не находилась постоянно на виду и мне самой не надоела.

Самая большая удача в вашей жизни – это...

– В первую очередь, это моя семья и здоровье, которое не купишь. Я ни на что не жалуюсь. У меня были в жизни падения, но находились люди, которые помогали мне выходить из таких ситуаций. Это большой позитивный момент в жизни.

Дарья, мы будем болеть за вас на Олимпиаде! Пожелаете что-нибудь нашим читателям?

– Всех читателей «Русского города» поздравляю с прошедшими и наступающими праздниками! Желаю позитива, хорошего настроения и, конечно, здоровья в новом году.